robofob: каченя з word (Default)

Анатолий Стреляный:
Пропустил недавнее высказывание русской писательницы Людмилы Улицкой: «Я Крым обожаю, он мой, он Волошина, он мой, и мне все равно, какая паршивая власть будет там сидеть, мне совершенно все равно». Пропустил и отзыв украинской писательницы Оксаны Забужко, сравнившей Улицкую с ребенком, который демонстрирует «голую попку, вообще даже не понимая, насколько это непристойно». Пропустил и статью журналиста Александра Алтуняна, назвавшего высказывание Улицкой «просто неприлично диким», хотя она, по его мнению, «уж, конечно, не самая последняя негодяйка». Пропустил и сообщение журналистки Евгении Альбац об испытании, которому она подвергала своих собеседников, передвигаясь по Украине. «Я подчеркнуто всё время говорила: «Я из Москвы, я говорю только по-русски», - чтобы кто-то негативно отреагировал на упоминание, что я из Москвы, или на мой русский язык». В целом украинцы, по ее словам, испытание выдержали. Узнал же я это все от социолога Татьяны Кутковец, считающей важной приметой, что украинцы теряют интерес к России с ее путинистами и антипутинистами. Так на них, украинцев, действует то, что русские друзья свободы явно не собираються понять, что лучшее, что они могут сделать для Украины, - это забыть о ее существовании лет хотя бы на сорок. Дикость путиниста бывает, как мы знаем, наигранной страха и выгоды ради. Дикость же антипутниста, она только из нутра - из советского нутра. Какая разница, куда относится Домбай, Нида или Крым? Главное – что все это наше, мое. Там я каталась на лыжах, там я погружала ладошки в горячий песок дюн, там я пускала слезу, поднимаясь к Волошину, Я, Я, Я… Имперство путинистов, оно ясное, холодное, потому что сознательное. Имперство антипутинистов мутное, слащавое, потому что бессознательное.

Джерело – facebook.com

 

robofob: каченя з word (Default)

Почти каждый русский, будь то темный или просвещенный, чрезвычайно чувствителен к тому, что он называет бандеровщиной или украинским национализмом и что на самом деле есть обыкновенное украинство. Почти для каждого русского бандеровец или украинский националист – это просто украинец, который пользуется своим языком так же непринужденно, как он, русский, – своим. Вот на таких украинцев почти у каждого русского – врожденная аллергия. Он чувствует такого украинца за версту и, в лучшем случае, недолюбливает его. Он, русский человек, а вместе с ним и Кремль, не против даже независимой Украины, раз уж случилась такая "геополитическая катастрофа", по выражению Путина, но пусть она, независимая Украина, будет такой, какой была в составе СССР: вроде она есть, а вроде ее и нет. Пусть она, короче, будет по максимуму русифицированной.

Это и есть вся правда о русском отношении к Украине.

Русского вполне бы устроила Украина без украинства. Пусть она будет отдельным, сколь угодно независимым, государством, но пусть она будет лишена украинства. Почти каждый русский сразу, всем своим существом, почувствовал, что победивший Майдан прибавит Украине украинства. Первыми и острее всех это почувствовали русские Крыма. Тут же напомнили о себе крымские татары, в очередной раз заявив, что они, в отличие от русских, украинство – приветствуют. Это отдельный и очень интересный разговор: почему татары-крымчаки и украинцы заодно. Обе нации прекрасно знают русского человека, который готов приветствовать независимость и татар, и чувашей, и якутов, и чеченов, лишь бы их государства были лишены татарства, чувашскости, якутства, чеченства. У большинства русских это все, конечно, не в сознании, а в подсознании. Ясное сознание на сей счет у очень немногих, но эти немногие управляют Россией, как тот же министр иностранных дел Лавров, болезненно зацикленный на "Русском мире".Read more... )

robofob: каченя з word (Default)

Если Кремль говорит, что их там нет, то понятно, что они там есть и что это надо показывать и показывать. Но допустим, что он будет вынужден таки открыто признать свое участие в боевых действиях гибридной войны против Украины. Что это даст? Русские военнослужащие в Украине почувствуют себя неизмеримо более защищенными, чем до сих пор. Украинской армии придется иметь дело, по существу, с новым противником – он будет так зримо подперт всей мощью российского государства, что обретет невиданную уверенность в себе. Люди доброй воли надеются, что вынужденная русская откровенность создаст Кремлю большие трудности в отношениях с Западом, а то и с российским обществом, и подвигнет его оставить Украину в покое. Насколько обоснована эта надежда? Мы давно знаем, что Россия положила себе вернуть Украину любой ценой. Она готова на самые большие жертвы. Поставить себя против Запада – уже жертва всемирно-исторического значения. Россия показала, что не мыслит себя без Украины, Ее борьба-война есть в ее глазах борьба-война экзистенциальная, то есть, не за что-нибудь, а за само свое существование. Путин прямо предупреждает западных собеседников, что если они будут усиливать давление на него, то он признает ДНР/ЛНР. Это будет означать, что он сможет ввести туда войска на законных основаниях – по просьбе этих новых государств. Отсюда следует один вывод – именно тот, который и делают уже американские генералы: освободить Украину от русских оккупантов можно только военной силой.

Анатолий Стреляный

 

robofob: каченя з word (Default)

Анатолий Стреляный

Образцом спора честных издавна считается спор декабристов с Карамзиным. Карамзин говорил, что душой он республиканец, а разумом – за самодержавие и крепостничество, ибо такой уж русский народ, надо набраться терпения и ждать, правда, деятельно, когда он дорастет до свободы. Декабристы гнули свое: долой самодержавие, долой рабство, и немедленно! До этого был спор первых славянофилов с западниками. Герцен: "У нас была одна любовь, но не одинаковая". Бердяев: "И те, и другие любили свободу. И те, и другие любили Россию, славянофилы, как мать, западники, как дитя. Дети и внуки". Всегда будет помниться мимолетный, но важнейший спор таких честных людей, как Чаадаев и Пушкин. Чаадаев: Россия – ничто, ни великого у нее прошлого, ни заметного будущего, ее удел – показывать миру, как не надо жить. Пушкин: у России не совсем бесцветное прошлое и может явиться хорошее будущее. Жестокий спор, впору стреляться, а они оставались задушевными друзьями. Правда, Пушкин не вычеркнул и свое признание: "Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног", Чаадаев, в свою очередь, смягчил приговор России, вынесенный в "Философических письмах".

Read more... )

September 2017

S M T W T F S
      1 2
3 4 5 67 8 9
1011 12 13141516
1718 1920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 11:43 am
Powered by Dreamwidth Studios